Подписавшись на нашу вторую группу, вы поддержите этот сайт!


Новости The Old Republic

Свежие новости о Star Wars: The Old Republic

добавить на Яндекс
Если вы хотите помочь нашему сайту, разместите эту кнопку у себя на страничке или в подписи на форумах. Это не сложно, но очень нам поможет. Спасибо!

Кнопка нашего сайта:





BioWare представила небольшой рассказ за авторством Дрю Карпишина, поясняющий события заключительной части ролика "Betrayed".

 

Начиная посадку, Сенья пристегнулась; для загрязненной атмосферы Орд Мантелла турбулентность была привычным явлением. Стиснув рукоять управления, Сенья изо всех сил старалась выровнять брыкающийся и грохочущий шаттл.

Из кормовой части корабля раздался высокий резкий писк – техника, подключенная к телу лежащего в коме на полу импровизированного медотсека Арканна, не одобряла столь грубого пилотирования. Быстрое и крутое снижение совсем не помогало улучшить ситуацию. Однако чем дольше шаттл находился в воздухе, тем выше были шансы, что сканеры с поверхности обнаружат его. Конечно, население Орд Мантелла не жаловало новую императрицу, но огромная награда, назначенная Вейлин за арест матери, могла быть весомым аргументом в вопросе лояльности.

Поверхность планеты была совершенно скрыта ночным мраком, но Сенья точно знала свою цель. Она ввела нужные координаты и посадила шаттл в нескольких километрах от места назначения. Может, решение проделать оставшийся путь пешком и было излишней предосторожностью, но сейчас ставки были слишком высоки, и Сенья решила не рисковать. В очередной раз убедившись, что состояние ее сына стабильно, а подключенные провода и трубки не ослабли в тряске и при посадке, она покинула шаттл и заперла его.

Само по себе прибытие на Орд Мантелл уже было рискованной затеей, но Сенья была вынуждена пойти на этот риск. Она сделала для сына все, что смогла, но вылечить его раны ей было не по силам. Без опытного лекаря ему не выжить.

Союзников у Сеньи также не осталось. Ради сына она покинула Альянс и предала Чужака. Вейлин бросила на ее поиски все ресурсы Закуула. Но сквозь эту тьму все же пробился единственный неожиданный лучик надежды: сционы. После гибели своего лидера провидцы, что некогда направляли Вечную империю, разбрелись и стали скрываться по всей галактике. И теперь они взывали к ней.

Сперва Сенья ожидала западню. Правителем Арканн уничтожил почти весь орден. Однако сционы жили своими видениями и предсказаниями, а не местью. Они утверждали, что свергнутый император должен жить, верили, что он еще сыграет свою роль. Она не стала спрашивать о судьбе Арканна, она даже не была уверена, что хочет знать ответ. Спасение сына было для Сеньи важнее всего остального, и выбора у нее не было. Поэтому когда сционы указали ей отправиться на Орд Мантелл, она не стала возражать.

Впрочем, самих сционов Сенья здесь не встретила бы. Они все еще были уязвимы и действовали очень осторожно. Вместо этого они послали сюда ее товарищей. Большинство рыцарей все еще служило Вечному трону, и их не заботило, кто его занимал. Большинство, но не все. Некоторые рыцари помнили жестокость Вейлин по отношению к ним и не желали подчиняться ей. Они боялись, что ее указом орден будет распущен – или совершенно уничтожен.
И именно эти люди, которые нашли в себе силы пойти против Вейлин, по словам сционов, были последней надеждой Сеньи. У них были ресурсы и оборудование, недоступное ей, и специалисты, которые умели им пользоваться. И что важнее всего, они уважали Сенью. Кто-то сражался рядом с ней, другим была известна ее репутация. Нужно лишь убедить их помочь ей. Помочь Арканну..

«Они прислушаются ко мне. Они не могут поступить иначе.»

Ночь была темна; двойные луны Орд Мантелла заволокло ядовито-коричневыми плотными облаками. Единственным источником света была ее световая пика, но мягкого синего свечения лезвия едва хватало, чтобы видеть на метр вперед.

Неровная плотная корка грязи мягко хрустела под ее медленными и осторожными шагами сквозь непроглядный мрак. Судя по известным ей координатам, она была близка к своей цели. И все-таки что-то было неладно. Никаких признаков лагеря – ни проблесков огня вдали, ни отголосков речи или движения, даже часовых не было видно.

Сенья осторожно попыталась заглянуть вперед при помощи Силы, пробиться сквозь окружающую тьму. Снова ничего необычного. Впрочем, ее попытки были неловкими и неумелыми: обучение рыцарей слабо затрагивало небоевое применение Силы.

Чувства Сеньи обострились до предела. Она украдкой продолжила движение, пока подошва ее ботинка не угодила в небольшую лужицу. За явно различимым всплеском последовал резкий металлический запах ридониума. Тошнотворный запах топлива лишь усилил беспокойство, пальцы сильнее стиснули рукоять пики.

Еще шаг, Сенья заметила что-то на земле – темная, бесформенная тень на земле, едва видимая в свете пики. Опустив оружие, она разглядела у ног отрубленную руку. И знакомую перчатку: она сама годами носила такую же броню. Поодаль она обнаружила тело, лежащее лицом вниз. Оставшиеся конечности были вывернуты под неестественными углами.

Отогнав надвигаюшееся чувство страха, она продолжила двигаться вперед. Через несколько метров обнаружилось и второе тело, однако в кромешной тьме Сенья не заметила его, пока едва не наступила на него. В отличие от первой жертвы, этот рыцарь лежал на спине. Тусклый свет пики выхватил гротескное выражение неописуемого ужаса на его лице.

Пусть и не зная его лично, Сенья почувствовала что-то общее с павшим воином. Когда-то и она была рыцарем Закуула; все они были ее братьями и сестрами. Она тренировалась, жила и сражалась рядом с ними.

Сенья сменила направление, медленно описывая в темноте дугу. Землю усеивали лужицы ридониума, словно крошечные зеркала, отражающие и усиливающие свечение ее пики. Этот свет позволил разглядеть тела еще нескольких рыцарей. Она пришла к ним за помощью, зная, что они не откажут одной из них. И теперь они все мертвы, а их тела разодраны, разбиты и разбросаны по всей округе.. из-за нее.

Это не могло быть случайностью. Вероятно, ее контакт с рыцарями-отступниками привлек внимание Вейлин. Это ее рук дело. Но Сенья не могла позволить себе горевать над ними, особенно если хотела спасти сына. Нужно было уходить; здесь для нее не осталось ничего.

Неожиданный всплеск в темноте заставил ее повернуть голову. Она сделала шаг в направлении звука и выставила пику вперед. В ее мягком свете Сенья увидела нечто давно знакомое и узнаваемое: резная детская игрушка, забытая и брошенная в грязи.

Послышались быстрые приближающиеся шаги, и женщина постаралась взять себя в руки. Из мглы возникла знакомая фигура, чьи руки светились от пляшущих искорок энергии. Пальцы Вейлин вспыхнули ярким светом, дуги искр проскочили между кончиками пальцев и ударили в лужу ридониума у ее ног. Пламя мгновенно распространялось от одной лужицы к другой, пересекая почву вокруг и высекая пылающий рисунок, ярко осветивший ночь.

Пламя открыло Сенье картину истинного хаоса, учиненного Вейлин в лагере: десятки рыцарей с изувеченными и изрубленными телами беспорядочно раскиданы среди обломков кораблей и разорванных в клочья шаттлов. От масштаба этой бойни, зловещего примера всех кошмаров, на которые способна ее дочь, по спине Сеньи пробежал холодок.

Она подняла оружие, но его тут же безо всяких усилий вырвали из ее рук. Пролетев с десяток метров по воздуху, оружие оказалось в руках Вейлин.

«Она может мгновенно сокрушить мне череп», осознала Сенья. «И я даже не смогу ей помешать!»

Однако Сенья поняла, что этого не произойдет, когда Вейлин подняла пику и бросилась в атаку – дочь желала удовольствия убить ее в бою.

Силой притянув световой меч одного из павших рыцарей, Сенья приготовилась встретить рывок. Сияющие клинки столкнулись с громким, скрипящим шипением, и на мгновение противники оказались лицом к лицу, всего в сантиметрах друг от друга в окружении пляшущего оранжевого пламени, быстро разбегающегося по лагерю.

Сенья оказалась настолько близко, что смогла взглянуть в глаза Вейлин. Они горели чистой свирепой ненавистью; от того ребенка, что когда-то хватался за руку матери, не осталось ни следа. Шокированная силой ненависти и отвращения дочери, Сенья вынуждена была отвести взгляд. В этот момент Вейлин пригнулась и сделала широкий замах пикой, намереваясь лишить мать обеих ног. Но Сенья совершила грациозное сальто назад и встала в защитную стойку, готовясь встретить следующую атаку Вейлин.

 - Боишься сражаться со мной, мама? – Вопрос был задан с коварной улыбкой. Огонь, полыхавший вокруг, отбрасывал странные мелькающие тени на ее лице.
Вместо ответа Сенья приготовилась отразить новый рывок, с уверенностью полагаясь на свой опыт. Им уже случалось встретиться в дуэли, и в тот раз она победила: может, ее дочь и прочнее связана с Силой, но Сенья не один десяток лет провела, оттачивая навыки ближнего боя. И если Вейлин искала дуэли, исход неизбежен.

Как и ожидалось, Вейлин с необузданной яростью бросилась в атаку, пика в ее руках превратилась в крутящееся орудие смерти. Сенья парировала первые удары, отклоняя каждый из них быстрыми и точными движениями. Это позволило ей замедлить натиск Вейлин. После этого она перешла от защиты к нападению, совершив в свою очередь серию колющих и рубящих ударов, целью которых было не убить дочь, но оттеснить ее, заставить потерять равновесие и отступить.

Вместо этого Вейлин удержала позицию, начав очередной яростный натиск и заставив Сенью снова уйти в защиту. От удивления она отшатнулась, затем нырнула в сторону, когда пика оказалась настолько близко к ее щеке, что она почувствовала жар горящего клинка. И все же лезвие зацепило край ее плеча, срезав небольшой кусочек ее брони.

Следующий удар едва не лишил ее ноги ниже колена – в самый последний момент Сенья успела отпрыгнуть. И хотя она не получила повреждений, она потеряла равновесие и вынуждена была отступить. Вейлин снова обрушила град широких рубящих ударов; недостаток в умении она с лихвой компенсировала скоростью и агрессивностью.

Лишь отточенные за тридцать лет тренировок рефлексы и инстинкты позволяли Сенье уходить от фатальных ударов.. на самой грани. Она уклонилась и метнулась влево, перепрыгнув через стену огня, пересекавшую лагерь.

«Она стала сильнее. Быстрее. Увереннее.»

Но в манерах Вейлин были и недостатки. И теперь, изучив своего оппонента, Сенья увидела ошибки, которые она могла использовать.

Ее дочь также перепрыгнула стену огня между ними и снова бросилась в атаку. Она наседала, пытаясь сломить оппонента, после чего без труда добить его. И на следующем обмене ударов край меча Сеньи ушел вниз, оставляя уязвимое место. Вейлин не замедлила воспользоваться этой неожиданной ошибкой. Но к этому Сенья была готова; предсказав атаку, она отошла в сторону и подобралась достаточно близко, чтобы локтем ударить Вейлин в грудь, заставив ее отшатнуться.

Та восстановила равновесие за шаг до огненной стены. В ярости, она снова устремилась в атаку, с удвоенной силой нанося удары. Сенья продолжила притворяться и заманивать противника уловками, используя ее агрессивность против нее самой. В ходе дуэли она чувствовала нарастающее раздражение дочери – ее атаки стали более отчаянными, более яростными. Снова и снова Вейлин видела, казалось, возможность одним взмахом покончить с соперником, и каждый раз эта возможность уходила от нее в самый последний момент.

Наконец, усталость начала брать свое. Стремительная скорость атак Вейлин исчезла, и появилась боль в мышцах. Она перешла на выпады и грубые удары, несбалансированные и неточные. Обе тяжело дышали, но в отличие от дочери, Сенья сдерживала себя, оставляя запас сил.
 - В твоем стиле все еще слишком много эмоций, - Прохрипела Сенья, парируя очередной удар и надеясь, что где-то внутри этого дикого существа еще осталась часть воспитываемой ей маленькой девочки. – Они ослепляют твой разум.

 - Ты говоришь совсем как Скорпио, - усмехнулась Вейлин, без особого результата ударяя туда, где секунду назад была ее цель. – Она постоянно твердит о логике и мотивах.

 - Ты теперь ей подчиняешься? – Не унималась Сенья. - Дроиду?

Вейлин схватила ее за руку и швырнула по воздуху в корпус одного из уничтоженных кораблей вокруг лагеря. Оглушенная, Сенья рухнула на землю.

 - Скорпио не правит империей! – Прорычала Вейлин, подходя к поверженному противнику. – Она командует флотом Джемини, но все они подчиняются мне. Вечный трон мой!

Тряхнув головой, чтобы развеять туман в глазах, Сенья поднялась на одно колено. По обеим сторонам в нескольких метрах полыхали двойные ряды пламени, а едкий дым колол глаза и нос.

«Она не может одолеть меня в ближнем бою, но она все еще способна убить меня в любой момент. Она просто играла со мной все это время.»

 - Зачем вообще тебе нужен трон? – Спросила она дочь, все еще пытаясь образумить ее.

Вопрос заставил Вейлин остановиться, давая Сенье возможность подняться на ноги.

 - Твой брат желал стать Императором, - Напомнила ей Сенья. – Тебя же никогда это не интересовало.

 - Закуулу нужен сильный правитель, - ответила Вейлин, медленно проговаривая слова. – И трон мой, он принадлежит мне по праву.

 - Это больше похоже на слова Скорпио, - Сказала ей Сенья. – Я не верю, что ты сама этого хочешь.

Некоторое время Вейлин не отвечала, и молчание нарушалось лишь потрескиванием огня.

 - Ты знаешь, чего я хочу, мама. Твоей смерти!

Вейлин швырнула пику, словно копье, намереваясь пригвоздить Сенью к корпусу шаттла. Но Сенья предвидела этот ход и отступила в сторону. Клинок пронзил металлическую обшивку и ушел глубоко в борт корабля.

Раздался пронзительный свист: звук охлаждающей жидкости, под давлением вырывающейся из пробитого гиперпривода. У Сеньи было лишь несколько мгновений, чтобы понять, что происходит, после чего поврежденный привод взорвался.

Несколько секунд спустя она пришла в себя, потеряв ориентацию и с жутким звоном в ушах. Взрыв отбросил ее метров на двадцать; вокруг валялись крошечные оплавленные осколки металла, что раньше был обшивкой шаттла. С усилием оперевшись на руки и колени, Сенья осмотрелась в поисках Вейлин. Ничего, кроме дыма и пламени; пожар поглотил весь лагерь.

Арканн!

Каким-то чудом Сенья, пошатываясь, поднялась на ноги и, спотыкаясь, побежала обратно к кораблю и сыну. Пламя оставалось все дальше и дальше за спиной, мысли становились все яснее. На мгновение ее мысли обратились к павшим рыцарям, чьи тела стали пищей для погребального костра, которым когда-то был их лагерь. Они рисковали жизнями, чтобы помочь ей, и теперь Вейлин убила всех.

Снова они с Арканном были одни. Без союзников. Без убежища. Но хотя бы она была жива.. Но как?

«Я должна была погибнуть при взрыве.»

Единственным объяснением могло быть только то, что Вейлин Силой защитила их обеих от взрыва.

«Зачем? Чтобы после самой убить меня? Или она пыталась спастись сама, а мне повезло оказаться в пределах ее щита? И где вообще сейчас Вейлин?»

Она знала, что ее дочь жива; ее смерть она бы почувствовала. Но даже для щита взрыв был слишком сильным, он бы дезориентировал ее. Наверняка она сбежала, почувствовав себя уязвимой и опасаясь за свою жизнь.

«А может, она все еще здесь. Что, если я веду ее прямиком к Арканну!»

Сенья замедлилась, хотя шаттл уже был неподалеку. Дочь ненавидела ее, это было видно в ее глазах. Но каковы были ее чувства к брату, и были ли они вообще?

«А если она и решила убить его, смогу ли я ее остановить?»

Ответов на свои вопросы она так и не нашла, ее шаттл был столь же темным и не издавал ни звука, как и прежде. Она быстро вбила код доступа, и трап опустился. Бросив последний взгляд через плечо, Сенья быстро забралась внутрь и закрыла дверь.

Интерьер шаттла освещался слабо, но по сравнению с темнотой ночи свет казался ярким. Ее сын лежал там же, где она его и оставила; на кровати, без сознания, заключенный в паутину труб, проводов и механизмов, поддерживающих в нем искру жизни.

Сенья присела рядом и мягко погладила по лицу. Кончиками пальцев она почувствовала его лихорадку, отчего он был столь же горячим, как и пламя, пожирающее лагерь рыцарей.

 - Я найду способ спасти тебя, - прошептала она, опуская руку.

Заняв кресло пилота, она запустила двигатели. Несколько секунд – и шаттл взмыл в небо и исчез, поглощенный мглой.

 




Поделился новостью - помог сайту в развитии!