Подписавшись на нашу вторую группу, вы поддержите этот сайт!


Новости The Old Republic

Свежие новости о Star Wars: The Old Republic

добавить на Яндекс
Если вы хотите помочь нашему сайту, разместите эту кнопку у себя на страничке или в подписи на форумах. Это не сложно, но очень нам поможет. Спасибо!

Кнопка нашего сайта:





Сегодня вышла новая Хроника от разработчиков, из которого вы узнаете о том времени, когда Лана Бенико была аколитом и также, как остальные претенденты, проходила последнее испытание, уготованное Смотрителем Харкуном.

 

Лана Бенико проснулась и тяжело открыла глаза, ее разум и тело бились против холодного камня гробницы Тулак Хорда. Как долго она спала? Напряжение в конечностях говорило, что достаточно долго, но она боялась, что прошло уже несколько дней. Голод когтями вцепился в ее желудок, но Лана отбросила это чувство. Ей нужно продолжать идти, продолжать искать. Остаться - значит стать еще одним безжизненным следом в гробнице. Темный грунт забился под ногти Ланы, когда она заставила себя встать. В гробнице был сквозняк, который дул на уже обветренные губы.

«Ты проснулась», заявил хриплый голос. Лана уже забыла, что она была не одна.

Бенсин ожидал, стоя на коленях, у входа в ответвление гробницы, которое они выбрали в качестве места для отдыха, его красную кожу Чистокровного Ситха было сложно не узнать. Каган свернулась рядом и все еще спала, спрятав лицо за длинными черными волосами. Они – то , что осталось от первоначальной группы аколитов.

«Да», донесся до ушей Ланы ее собственный голос. «Как она?»

«Стабильна». Бенсин убрал волосы со лба Каган, открывая взору глубокую рану на некогда очаровательных чертах лица. «Шрам останется».

«Никто не переживает испытания без ран». Лана уставилась в тень, вспоминая, как К'лор'слаги окружили их. Лана пыталась пробиться к другим аколитам, но они потеряли Грэка и почти потеряли Каган. Ее рука все еще ныла от рассекания извилистых внутренностей червя.

Если бы Харкун видел их сейчас… Лана стиснула зубы, представим язвительный смех Смотрителя. Этот человек – садист. Лана просто стояла и смотрела, как он отсеивает слабых, говоря самой себе, что так и должно быть. Она молчала, когда он оскорблял их, избивал их и натравлял одного на другого. Зачем бы ей, дочери одного из самых знаменитых предпринимателей Дроманд Кааса, заботится о кучке рабов?

Затем, что они были Ситхами и выдержали все испытания, что Харкун им устроил. Они впечатли ее, и Лана хотела видеть лицо Харкуна, когда он узнает, что они работали сообща, чтобы завершить последнее испытание и найти шлем Тулак Хорда. Эту задачу он считал невозможной.

Каган дрогнула. Бенсин помог ей сесть. «Можешь двигаться?».

Она улыбнулась. «У меня нет выбора».

Бенсин подставил ей плечо, и троица покинула это ответвление. С дурасталевым виброклинком в руке, Лана провела их по темному проходу к тому, что, как она надеялась, было комнатой с броней Хорда. Когда-то заполненная тайнами, древняя гробница Ситхов пустовала из-за грабителей и других аколитов, но несколько ее областей все еще оставались неисследованными. Лана расшифровала символы, оставленные на стенах, и решила, что их цель впереди.

Даже самые тихие шаги тревожили камни на полу, ослабленные с течением времени. Лану начал душить кашель, когда пыль попали в нос и легкие, глаза сузились, чтобы видеть путь.

«Нам нужен свет», прошептала Каган сзади.

Лана колебалась. В нынешнем состоянии они не переживут очередную атаку.

Чувствуя беспокойство Ланы, Бенсин добавил «Твари придут со светом или без него. Но он поможет нам увидеть их приближение».

Лана смягчилась и вытащила осветительные кристаллы из сумки. Коридор весь был усеян камнями от упавшей колонны, но в целом, он был открыт. Каган, вся бледная и потная, морщилась, когда Бенсин и Лана помогали ей пройти через обломки. Лана пыталась заставить сердце биться ровно. Если они здесь, чтобы преуспеть, ей нужно сфокусироваться на задаче и направить страх в более продуктивное русло.

Когда они дошли до конца коридора, Лана подняла кристалл выше, чтобы максимально рассмотреть комнату. Она вздохнула. Комната была в руинах. На полу валялись  сломанные скрижали. Статуи, поврежденные и забытые, казалось, вот-вот рухнут от малейшего прикосновения. Пройдет несколько часов, прежде чем они смогут расчистить все это, но если шлем был здесь, то это стоило того.

«Каган, отдохни немного. Мы с Бенсином очистим проход от больших валунов». Их подруга собиралась начать протестовать, но Бенсин уже усадил ее. Лана закрыла глаза и начала использовать Силу, чтобы направить ту малую толику энергии, которой она могла управлять, для передвижения одной из скрижалей в сторону.

«Ты уверена, что это здесь?», спросил Бенсин. Его дыхание было тяжелым от концентрации.

«Я ни в чем не уверена», ответила Лана. «Это наша единственная зацепка».

Они работали в тишине, расчищая завал по частям, пока комната, наконец, не стала приобретать форму. По оставшимся вещам Лана поняла, что эта комната была местом, где Хорд собрал самые ценные артефакты. Шлем должен быть здесь. Она надеялась, что его не раздавило упавшим камнем. Она подняла вырезанный из камня торс и в ту же секунду почувствовала, что находящийся рядом Бенсин замер, а затем дернулся за своим виброклинком.

«Назад!», что-то взвизгнуло за спиной.

Лана повернулась и увидела Забрака, грязную и дрожащую, которая держала кинжал у горла Каган. Клинок был грубо сделан, но был более чем способен убить Каган в одно мгновение. Бенсин стоял на месте, руки дрожали. Глаза Забрака, огромные и круглые, метались между Ланой и Бенсином. Вокруг рта была высохшая кровь.

«Мы не причиним тебе вреда», сказала Лана, подняв руки.

Веки вокруг темных глаз Забрака были тонкими, почти прозрачными. Она смотрела на Лану, оценивая угрозу, которую она могла представлять. Каган тяжело дышала, ее страх был почти осязаем.

«Как тебя зовут?», голос Ланы был мягким и успокаивающим.

Их немытая кожа слиплась вместе, пока Забрак обдумывала вопрос. Когда она заговорила, ее голос был грустным и испуганным. «Искать, искать. Как маленькая крыса вомп с дергающимся носом, вы трогаете и портите то, что вам не принадлежит. То, что никогда не было вашим. Есть цена. Цена за то, чтобы обладать этими вещами. Этими сокровищами. Цена, которую вы еще не заплатили. Я когда-то была такой же, как вы».

«Ты была аколитом?», спросил Бенсин.

Забрак уставилась в пустоту, уйдя в воспоминания. «Но потом я заплатила цену. Я…». Она ослабила хватку, и клинок больше не был вплотную прислонен к шее Каган.

Она воспользовалась этим моментом и ударила локтем в нос Забраку. Черная кровь брызнула на ее лицо. Бенсин и Лана закрыли уши, когда тонкий визг наполнил комнату. Камни и фрагменты старых статуй взлетели в воздух, словно невесомая пыль, а затем посыпались на них.

«Каган!». Бенсин протянул руку и ухватился за девушку, пока та ползла от извивающейся от боли Забрака.

Лана бросилась к своему виброклинку. Сжимая рукоять, она встала над скорченной фигурой. Серые руки с неровными ногтями молотили по земле в попытке заглушить боль и остановить кровотечение. Лана сглотнула; от Забрака пахло протухшим мясом. Подняв меч, чтобы нанести удар, Лана почувствовала незнакомый укол жалости. Забрак была облачена в тряпки и то, что раньше было тренировочными ботинками. Видимо они нравились ей. Еще один товарищ аколит, сгинувший в гробницах.

Лана опустила свое оружие и прошептала «Мир – это ложь. Есть только страсть».

Глаза Забрака расширились. Боль была забыта. «Через страсть… я получаю силу».

«Через силу, я получаю власть», голос Бенсина эхом отразился от стен комнаты.

Каган посмотрел на него, а потом вновь на Лану и Забрака. «Через власть я получаю победу».

Вместе все четыре аколита произнесли последние слова Кодекса. «Через победу я рву свои оковы. Сила освободит меня».

Последующая тишина казалась вечной и хрупкой, как стены, окружающие их. Лана отошла от Забрака и повернулась к ней спиной. «Иди».

Она уползла прочь, прижимая кинжал к груди. Бенсин шел в сторону Ланы, наблюдая, как Забрак снует в темноте. «Мудро ли это?».

«Наверное, нет», признала Лана. «Но она – одна из нас».

Челюсти Бенсина сжались. «Я останусь караулить. Найди шлем».

Лана вернулась к работе, очищая от завалов комнату. Когда ее разум устал концентрироваться, она начала разбирать завалы руками, пока ее ладони не онемели, а суставы не начали пульсировать. Времени не было места в Долине Темных Лордов. Оно таяло, как и ее энергия и амбиции. Лана была на грани отчаяния, но вдруг увидела его в углу. Шлем Тулака Хорда. Ноги сами отнесли ее к нему, а с пересохших губ сорвался возглас «Я… Я нашла его».

Бенсин поднял голову, но Каган не шевельнулась. «Что?».

Лана закрыла глаза, ее захлестнуло чувство облегчения, когда она коснулась гладкой металлической поверхности шлема. Дрожащими пальцами она подняла его с пола и поднесла к другим аколитам. «Вот он».

Бенсин осторожно провел пальцем по выбоинам и щелям шлема с несвойственной ему улыбкой. «Смотри, Каган…».

Она тяжело открыла глаза, но Бенсин поднял ее руку вверх, чтобы она могла почувствовать триумф. «Мы можем пойти домой?».

«Мы можем пойти домой», подтвердила Лана.

Желая скорее выбраться, они решили без промедления начать свой путь. Бенсин помогал идти Каган, пока Лана вела группу, в одной руке сжимая свой приз. Она старалась не думать о К'лор'слагах и нездоровой бледности кожи Каган. Они справятся. Она должна в это верить.

Они прошли ответвление и повернули в другой туннель, чтобы избежать гнезд. Услышав рваное дыхание, Лана через плечо посмотрела на Бенсина и Каган. Он уже нес ее на руках. Рана на лбу Каган блестела и пахла. «Может нам оста…».

«Идем дальше», рявкнул Бенсин. Сейчас они ничего не могли для нее сделать.

На втором повороте на Лану из теней бросилось скелетоподобное тело. Она упала навзничь, ощутив резкую боль в предплечье. Чьи-то ноги споткнулись об нее. Глаза Ланы расширились, когда она увидела знакомый кинжал, воткнутый в грудь Каган. Бледные губы подруги открылись, чтобы сделать последний вздох, прежде чем она упала в руки Бенсина.

Ситх уставился на растекающуюся по полу лужу крови.

Забрак вырвала свой кинжал и вновь набросилась на Лану. Она завыла «Цена!», пытаясь схватиться за шлем Хорда. Не долго думая, Лана откатилась в сторону и ударила виброклинком в шею Забрака. Раздался тошнотворный хруст. Истощенное тело упало на пол.

Бенсин упал на колени. Кровь Каган запачкала его броню. Ее глаза, наполовину открытые, смотрели сквозь него. Лана чувствовала ярость, струящуюся через него. Он сжал плечи Каган и закрыл глаза.

Лана приготовилась к атаке. Но ее не последовало. Лана почувствовала, что его гнев рассеивается также быстро, как он появился. Бенсин прижал к себе тело Каган, встал и сказал «Идем».

«Бенсин… Она…».

«Когда мы вошли в гробницу, ты сказала, что мы можем преуспеть, только если будем работать вместе… Ты была права. Мы нашли шлем». Два красных пальца закрыли глаза Каган. «Мы уйдем отсюда все вместе». 

Лана кивнула. Она кинула последний взгляд на Забрака, лежащую у ее ног. И они продолжили свой путь к поверхности.




Поделился новостью - помог сайту в развитии!

Теги: Хроники